Благодарственные молитвы после причастия

Пост — воздержание, отсекающее от сердца злобу. Санкт-Петербурге, в день преподобного Сампсона Странноприимца. Отец Батюшки, граф Эспер Александр Сиверс, получил высшее военное образование в Академии Генерального штаба, был начальником штаба генерала Рузского, командующего Северным округом под Ригой в чине полковника. Эспер Сиверс был личным советником и другом императора Николая II. У царя много было печалей и неприятностей в те годы.

благодарственные молитвы после причастия

Подробней в видео:

Император брал тогда еще маленького Батюшку к себе на колени. В такой домашней обстановке император отдыхал. Отец Батюшки был очень благородный, он страшно боялся обидеть любого человека. Для него было особым удовольствием прятать деньги и вещи от семьи и после раздавать людям. Больных животных лечил, ухаживал за ними. Рисовал замечательно, языки знал поразительно, семизначные числа умножал в уме.

Батюшка говорил об отце: «Он никак не мог понять, а зачем это — верить, и как это — верить? У него не было какой-то клетки в мозговой коре». Дед Батюшки — известный академик, профессор Академии художеств. Работы его до сих пор хранятся в Зимнем Дворце и в некоторых храмах Санкт-Петербурга, в том числе в Исаакиевском соборе. Дед находился на дипломатической службе и состоял в Академии художеств. Он был прекрасный живописец, окончил итальянскую школу живописи.

Благодарственные молитвы после причастия

Прадед, граф Александр Сиверс, был декабрист. После разгрома декабристов на Сенатской площади бежал в Италию и там умер. А прапрадед Батюшки, граф Иван Сиверс, был одним из сподвижников императрицы Екатерины II, министром иностранных дел. Екатерина II очень ценила его за большой разносторонний ум и подарила ему большое имение. Портрет Ивана Сиверса находится сейчас в Третьяковской галерее, «Умный Сиверс, заставивший своей серьезностью воздержаться Левицкого от улыбки, от которой не спасли священника седины и слезящиеся старые глаза». О матери своей, Анне Васильевне, Батюшка говорил: «Моя мать — англичанка, окончила консерваторию в Лондоне, образованный, разносторонне образованный человек. Приехала в Россию нечаянно, по весьма неожиданным обстоятельствам. После окончания консерватории она была обручена с индийским принцем, который должен был после венца увезти ее в Индию. Он был наследником престола индийского короля.

Были у Батюшки сестра Ольга и брат Александр. Ольга уехала в 1922 году в Лондон, где и осталась жить. А брат Александр погиб в Баку во время нэпа: он сопровождал делегацию американцев до Баку, потом до границы Персии, заболел там тифом и погиб. С детства Батюшка получил от матери глубокое религиозное воспитание. Анна Васильевна «имела обычай: круглый год утром читать Евангелие и молитвы, конечно, на английском языке. И я вместе с ней, помню, ежедневно, с семи лет, читал утренние молитвы и молитвы на сон грядущим на английском языке, стоя на коленях на ковре пред огромной иконой Благовещения работы моего дедушки. И таким образом, она в меня уже вселила с детства эту потребность в молитве. В 1909 году, в 11 лет, одна знакомая родителей, еврейка, сказала матери, что ее сын будет из чреды Аарона — священников. Он кропотливо изучал все вероисповедания, с которыми встречался в Петрограде, очень часто один ходил в Православный храм: очень ему нравилась Православная Литургия, хотя он не знал русского языка.

Сампсон рассказывал: «У меня не было настоящего духовного отца. Я всегда был один с собой. Сампсон поступил в Петроградскую Медицинскую Академию. Это произошло в воскресенье, в день Великомученика и Целителя Пантелеймона, в Петергофской церкви Целителя Пантелеймона. Нарекли его Сергием в честь Сергия Радонежского. Сампсона нарекли Александром в честь благоверного князя св. Темы были: о дисциплине, о послушании, о свойствах смирения. Игумен организовал дежурство около тюрьмы, которая помещалась в вагоне на станционных путях, и ежедневную передачу продуктов, которыми кормились все заключенные.

Сампсон просидел в вагоне 22 дня. Под Покров Божией Матери 14 октября 1919 г. Сампсона эвакуировали в Тихвин, в военный госпиталь. Год он находился в Тихвинском монастыре г. После выписки из госпиталя остался в Тихвине читать общеобразовательные лекции, чтобы утешать раненых. Епископ Алексий давал ему от Св. Александро-Невской Лавры и келейником иеросхимонаха Симеона, затворника. Иеросхимонах Симеон был последним духовником Лавры. Это был великий старец, он стоял тысячу дней и ночей коленопреклоненно и молился о спасении народа и страны Российской в то страшное время.

Вскоре в лавре трапезы не стало, ничего не стало, и о. Сампсон поступил преподавателем рисования и черчения в среднюю школу. Будучи иподиаконом у епископа Алексия, о. Сампсон удостоился чести участвовать в мае 1921г. Крестном ходе по Невскому проспекту до Лавры. Сампсон принял постриг в мантию с именем Симеон, в честь Симеона Богоприимца. Красота и сила духа лавры все больше и больше покоряли его сердце. Здесь он по-настоящему взялся за старчество.

Патриархом Тихоном во иеродиакона, 19 января 1925 г. Одновременно он был назначен казначеем Александро-Невской Лавры. Лавру вскоре захватили обновленцы, и почти вся братия впала в обновленчество. По их ходатайству в праздник Крещения Господня на ранней Литургии совершилось рукоположение о. В Лавре Батюшка прожил 10 лет. За 3 часа до ареста о. Сампсону явился преподобный Серафим Саровский и прочел ему медленно молитву — «Всемилостивую», которая сопровождала и оберегала его 18 лет лагерей и всего прочего. Это, по его словам, «была ненасытная пища» для него. 2-11, 58-11 УК РСФСР на 3 года ИТЛ.

Когда поднялась очередная волна репрессий, о. Он объявил сухую смертельную голодовку и был одиннадцать суток без воды, совершенно изнемог, даже не мог головой пошевелить. Но все обошлось, его вывели из этого состояния, постепенно силы его восстанавливались. За ним стали ухаживать заключенные, а он помогал им советами. Вторая Мировая война — ссылка в Баку в госпиталь под конвоем для расследования причин мора, т. Господь услышал наши молитвы» — утешал священник товарищей.

Симеон ехал вдоль Ферганского канала на ишаке и упал в воду. Увидевшие это с другого берега киргизы вытащили и мертвого повезли на кладбище. По дороге в тряске вода и ил вышли, и он ожил. Много тысяч километров пешком через лес, голодные степи и пустыни. Изможденному, не евшему и не пившему по несколько суток, пришлось лететь на кукурузнике, сидя на узкой доске — вместо пола под ногами — бездна. Сампсон некоторое время жил в Борисоглебске, но жить без работы и без документов было, невозможно и он поехал в Ставрополь к митрополиту Антонию. Богомольные, сердечные, гостеприимные станичники очень полюбили Батюшку. По дороге в Баку из Ставрополя в поезде его приняли за американского шпиона и посадили в тюрьму.