К чему снится молитва отче наш

Вот уже в течение многих лет в рамках проекта «Они защищали Отечество» Сергей Галицкий собирает рассказы и свидетельства участников афганской и кавказских военных кампаний. Представляем нашим читателям одно из таких свидетельств. Весной 2012 года я в первый раз услышал об удивительном событии: в ночь с 10 на 11 мая 1986 года в Кабуле, в расположении 103-й дивизии ВДВ, произошло явление Пресвятой Богородицы. Поверить мне в это было очень трудно. Посудите сами: мне рассказали, что простому советскому солдату-десантнику прямо перед боем явилась Сама Пресвятая Богородица и благословила его! Несколько месяцев я не мог записать рассказ Виктора Чередниченко о том, что именно тогда произошло в палатке в три часа ночи. Обстоятельства складывались так, что никакие мои усилия не приводили к результату. Но когда ко мне уже стало подкрадываться уныние, всё устроилось как бы само собой. Я лишь представляю свидетельство Виктора об этом событии.

к чему снится молитва отче наш

Подробней в видео:

В Афганистан служить я попал в 1984 году. Перед этим прошел курсы парашютистов, потом три с половиной месяца служил в Фергане в 7-й разведроте учебного полка ВДВ. Т-62, оснащенная комплексом активной защиты «Дрозд». Принят на вооружение в 1983 году. А потом отправили в Кабул, в 103-ю дивизию ВДВ, в отдельный танковый батальон. В Афганистане я постоянно ощущал помощь Божью. Но было это не по моим каким-то заслугам, а по молитвам моей мамы. Когда я был маленький, мама, когда заходила в комнату, всегда крестила нас с сестрой. А сестра у меня была в школе комсоргом.

К чему снится молитва отче наш

Она возмущалась: «Мама, что ты делаешь? Помню: мама меня перекрестит, и мне на душе спокойней. Перед тем, как мне уходить в Афганистан, мама дала мне написанную на бумажке молитву. Я ее храню до сих пор. Прежде всего, я вспоминаю два случая, когда я точно должен был погибнуть. Как и положено бодрому и физически здоровому десантнику, я пнул в дверь ногой.

Петя тоже услышал этот щелчок, хотя стоял метрах в четырех от двери. 9 мая 1986 года к нам в дивизию приехал Иосиф Кобзон. После выступления я вышел на сцену, подарил ему панаму, пожал руку. Он оказался человеком, который слов на ветер не бросает. После концерта мы пришли в палатку, легли. Мы отслужили уже два года, уже дембеля. Афганистане, должен был прийти только в августе. Тут в палатку заходит капитан Яренко, начальник политотдела полка. Идем на войну, нужны два дембеля».

Павел Грачев, командир дивизии, сказал: дембелей не брать! Не могу объяснить почему, но очень часто гибли именно дембеля. Мой земляк, Саша Корниенко, 10 апреля 1986 года написал маме письмо, что 18 апреля он должен быть дома. Капитан без слов развернулся и собрался уходить. Но тот, кто воевал в Афганистане, знает, что у каждого там был определенный авторитет. И если кто-то, прикрываясь болезнью или еще чем-то, увиливает от войны, то его не уважают.

Поэтому вдогонку спрашиваю капитана: «Где будет операция? Он развернулся и говорит: «Там, где твой земляк погиб, Корниенко. Ночью с 10 на 11 мая 1986 года мне снится сон: я бегу и вижу маму. Она едет на «Волге» с моей сестрой. Я пытаюсь их догнать и кричу: «Мама, мама! А они едут дальше, не слышат меня. Тут я спотыкаюсь, падаю и разбиваю себе всё лицо. Вся челюсть с зубами падает мне в руки.