Молитва избавления от всех проклятий человека

Псалом 7 — слушать и читать текст. Ни в одной другой книге Ветхого Завета личная вера в Господа не отразилась столь живо и образно, как в книге Псалтирь. Во все века верующие прибегали к содержащимся здесь молитвам и славословиям. Русское название «Псалтирь» имеет греческое происхождение: словом «псалмос» переведено еврейское «мицмор», означавшее игру на струнном инструменте. Книга Псалтырь может быть названа сборником религиозной лирической поэзии — крупнейшим из существовавших в древности памятников такого рода. Многие псалмы обращены непосредственно к Богу и в поэтической форме выражают просьбу, моление и хвалу. В них ощущается накал личного религиозного чувства: страхи верующего, его сомнения, боль, торжество, радость, надежда, — все это пропущено сквозь призму этого чувства. Нередко авторы псалмов на основании собственного опыта размышляли о нуждах и судьбах людей и о Божьей благости и милости. В их нравоучительных поэтических строках, воспевавших «избавление» свыше, находили утешение и надежду верующие последующих времен в дни собственных тяжелых испытаний. Псалмопевцы радовались Закону, который дал народу Бог, для них он был путеводной нитью, залогом побед и процветания.

молитва избавления от всех проклятий человека

Подробней в видео:

Некоторые псалмы впитали в себя народную мудрость, стали выражением древнееврейской «философии жизни», и в этом смысле перекликаются с Притчами и другими образцами так называемой «литературы мудрости». Поскольку псалмы представляют собой храмовые песнопения, то они сопутствовали ритуалам богопоклонения. Это были гимны торжества, прославлявшие привилегию, дарованную народу, — приближаться к Богу на Его святой горе. Посредством псалмов израильтяне выражали свое благоговение перед Богом во всей его глубине. Псалмам присущ язык ассоциаций, выражающийся посредством постоянного употребления образных оборотов, символов, иносказаний, посредством многозначности образов, характер которых свидетельствует о земледельческой и скотоводческой направленности «экономики» в древнем Израиле и, соответственно, о близости израильтян к природе. Упомянутый «язык ассоциаций» в поэтической речи позволял псалмопевцу выразить в одной фразе несколько вещей одновременно. Поскольку мысль передавалась посредством образов, у читателя возникало понимание того, о чем думал и что имел ввиду поэт, когда писал те или иные строки.

Его волновал, однако, не только смысл слов, но и эмоциональность их звучания. К примеру, мысль о жизнестойкости угодного Богу человека автор псалма мог передать в образе дерева, чьи корни обильно орошаются водой. Современному читателю псалмов надо, конечно, сознавать, что полностью ощутить их поэтическую прелесть могли лишь жители древнего Израиля, впитавшие в себя все особенности его быта и культуры, частью которой был и этот «язык ассоциаций». Многие псалмы имеют не только номер, но и особый заголовок.

Молитва избавления от всех проклятий человека

Им подчеркнуто исполнение данной песни под аккомпанемент на «псалтири». Нетрудно заметить, что в русском переводе слова «псалом» и «песнь» встречаются чаще. Иногда он также понимается как «поэма созерцания». Славословия Богу древние евреи возносили в сопровождении игры на кимвалах, флейтах, бубнах и разного рода струнных инструментах. Пятьдесят пять из них начинаются с «обращения» к «начальнику хора» и указания, на каком музыкальном «орудии» должен следовать аккомпанемент. Много предположений выдвигалось относительно этого «начальника хора», но большинство их сводится к тому, что речь идет о левите, ответственном за исполнение всей храмовой музыки. Потомки Корея оставались служителями при храме на протяжении всей еврейской истории. В общих, чертах эти псалмы соответствуют молитвам о помощи в беде, несчастьи.

Вводную часть — вопль, обращенный к Богу. Псалмопевец взывает к Богу, изливает Ему свое сердце. Изложив» свою жалобу, псалмопевец провозглашает о своем полном уповании на Господа. Некоторые из подобных «разделов», будучи дополнены, сделались самостоятельными «псалмами доверия». Псалмопевец просит Господа вмешаться в его ситуацию и послать ему избавление. Торжественное вознесение хвалы, или обет славословия Богу за Его ответ на молитву псалмопевца. Как часть молитвы об избавлении славословие следовало произнести перед лицом всего сообщества после получения ответа на молитву. Не сомневаясь, однако, в том, что Бог ответит ему, псалмопевец начинал хвалить Его уже в процессе молитвы. Построены они так же, как «личные сетования», но этот вид псалмов обычно короче.

Они состоят из вводного обращения и просьбы, «сетования», исповедания веры, «сетования» и обета хвалы. Темой каждого из таких псалмов является какое-то испытание, попущенное народу, и его потребность в Боге: переживая трудности и скорби, народ «приближается» к Богу со своим «сетованием». Их еще называют «псалмами хвалы», по форме они отличаются от упомянутых выше. Псалмопевец обычно начинает с такой фразы, как «Я буду хвалить» или «Воздам хвалу» — потому что псалом был для него средством сказать другим, что Бог сделал для него. В нем поющий часто излагал вкратце сделанное для него Всевышним. Здесь содержалось подробное повествование об избавлении. Обычно псалмопевец говорил о том, что, вот, он воззвал к Господу, и Господь услышал и «избавил» его. Вознесение псалмопевцем той хвалы, которую он обещал вознести вначале.

Псалом заканчивался славословием Богу, либо «продлевался» за счет наставления людям. 20, 29, 31, 33, 39 и 65. Тема «личного избавления» не стоит в них на первом месте, назначением гимнов было вознесение хвалы Богу. Они начинались с призыва к хвале. Псалмопевец приглашал других вознести хвалу Господу. В этой части она обычно формулировалась вкратце, а затем излагалась подробно.

Обычно причиной назывались величие Бога и Его милость, которые иллюстрировались ссылками на те или иные Его деяния. В заключение псалмопевец вновь призывал хвалить Господа. Заметим, что эта «структура» не всегда соблюдалась в точности. Примерами «гимнов» могут служить Псалмы 32, 35, 104, 110, 112, 116 и 134. О псалмах, отличающиеся от этих, подробно будет сказано по ходу толкования. Наиболее примечательными из них являются «псалмы мудрости», «песни восхождения», царские псалмы и псалмы по случаю восхождения на трон. Нельзя не заметить, сколь явно перекликаются темы «псалмов мудрости» с темами ветхозаветной «литературы мудрости», образцом которой являются Притчи. В западной богословской литературе Псалмы 120-133 называют «псалмами паломников».