Молитва на исполнение задуманного

Please forward this error screen to 88. Flag of Most Serene Republic of Venice. Ordo Militia Aurata or Ordine dello Speron d’Oro o Milizia Aurata. Благодаря этой книге он настолько прославился своими многочисленными любовными похождениями, что само его имя стало нарицательным и теперь используется в значении женский обольститель. В детские годы Казанову воспитывала его бабка, Марция Балдиссера, в то время как мать гастролировала с театром по Европе. Отец умер, когда Джакомо было восемь лет. Условия содержания в пансионе были ужасными, поэтому мальчик попросил отдать его на попечение аббата Гоцци, своего первого учителя, обучавшего его наукам и игре на скрипке. В 1734 году Джакомо переехал к священнику и проживал с ним и его семьёй по 1737 год.

молитва на исполнение задуманного

Подробней в видео:

Казанова рано проявил острый и пытливый ум, гигантскую тягу к знаниям. Казанова заявлял, что его жизненное призвание окончательно определилось после того первого опыта. Скандалы омрачили короткую карьеру Казановы в церкви. Казанова ненадолго поступил в семинарию св. На встрече с папой Джакомо дерзко попросил у первосвященника разрешения читать запрещенные книги и быть освобождённым от требования есть рыбу в пост, заявив, что такая пища вызывает у него воспаление глаз.

Казанова также помогал другому кардиналу, составляя для того любовные письма. В поисках новой сферы деятельности Казанова купил патент офицера Венецианской республики. В возрасте двадцати одного года он решил стать профессиональным игроком, но, проиграв все деньги, оставшиеся от продажи офицерской должности, в поисках работы обратился за помощью к своему старому благодетелю Алвизо Гримани. Он вспоминал: Моё занятие не было благородным, но меня это не заботило. Называя всё предрассудками, я вскоре приобрёл все привычки моих опустившихся коллег-музыкантов. Фортуна вновь улыбнулась Казанове, недовольному своей участью музыканта, после того как он спас жизнь венецианскому сенатору Джованни ди Маттео Брагадину, которого хватил удар, когда он возвращался со свадебного бала в одной гондоле с Казановой. Они немедленно остановились, чтобы сделать сенатору кровопускание. Я принял самый похвальный, благородный и единственно естественный способ жизни.

Я решил поставить себя в такое положение, при котором мне не нужно будет лишать себя предметов первой необходимости. Казанова провёл под покровительством сенатора, формально числясь его референтом. Он жил как дворянин, великолепно одевался и, что было естественным для него, проводил большую часть своего времени за азартными играми и аморальными поступками. Удалясь в Парму, Казанова завязал трёхмесячный роман с француженкой, которую он называл Генриеттой. По-видимому, это была самая сильная любовь, которую он когда-либо испытывал: эта дама соединяла в себе красоту, ум, хорошее воспитание. По его словам те, кто верит, что женщина не может сделать мужчину счастливым все двадцать четыре часа в сутки, никогда не знали Генриетту. Она проникла внутрь его внешней оболочки в самом начале их связи, сопротивляясь соблазну соединить свою судьбу с его. Она разгадала его переменчивую натуру, отсутствие благородного происхождения и ненадёжность его финансов. Казанова пробыл в Париже два года, большую часть времени проводя в театре и выучив французский язык.

Он завязал знакомства с представителями парижской аристократии. Казанова был арестован: Трибунал, узнав о серьезных преступлениях, совершённых Дж. Он находился в одиночном заключении, имея при себе одежду, тюфяк, стол и кресло, в наихудшей из всех камер, где ужасно страдал от темноты, летнего зноя и миллионов блох. Вскоре он был помещён к другим заключённым, и после пяти месяцев и личного прошения графа Брагадина ему выдали тёплую зимнюю постель и ежемесячное пособие на приобретение книг и хорошей еды. Преодолев своё отчаяние, Казанова разработал новый план побега. Казанове удалось передать Бальби пику, спрятанную в Библии, на которую одураченный тюремщик поставил блюдо макарон. Отец Бальби проделал проём в потолке своей камеры, выбрался наверх и сделал дыру в потолке камеры Казановы. Шпион остался внутри, слишком напуганный последствиями в случае, если он будет пойман вместе с остальными.

Казанова и Бальби выбрались через свинцовые плиты на крышу дворца Дожей, окутанную густым туманом. Поскольку крыша располагалась слишком высоко над ближайшим каналом, беглецы проникли в здание через слуховое окно, разломав решётку над ним и разбив его. Скептики спорят, что побег Казановы был невероятен, и что он получил свободу подкупом при помощи своего покровителя. Однако в государственных архивах сохранились некоторые подтверждения рассказу авантюриста, в том числе сведения о ремонте потолка камер. Спустя тридцать лет Казанова написал Историю моего побега, получившую большую популярность и переведённую на многие языки. Так Господь готовил мне всё необходимое для побега, каковой должен был стать если не чудом, то событием, достойным удивления. Он знал, что его пребывание в Париже может затянуться, и поэтому стал действовать сообразно обстоятельствам: Я видел: чтоб преуспеть, должно мне поставить на кон все свои дарования, физические и духовные, свести знакомство с людьми сановными и влиятельными, всегда владеть собой, перенимать мнения тех, кому, как я увижу, надобно будет понравиться.

Джакомо хорошо заплатили за его недолгую работу, которая подвигла его впоследствии высказать одно из немногих замечаний против старого режима и класса, от которого зависело его собственное благополучие. Оглядываясь на прошлое, он заметил: Все французские министры одинаковы. С началом Семилетней войны к Джакомо снова обратились за помощью в пополнении казны. К несчастью Джакомо, его покровитель де Берни к тому времени был уволен Людовиком XV, и враги Казановы стали преследовать его. Штутгарт, где удача окончательно отвернулась от него. Он был вновь арестован за долги, но смог сбежать в Швейцарию. В 1760 году Казанова начал называть себя шевалье де Сенгальт — именем, которым он будет всё чаще пользоваться до конца жизни. В 1762 году, вернувшись в Париж, он затеял свою самую возмутительную аферу — убедить свою старую жертву маркизу д’Юрфе в том, что он сможет при помощи оккультных сил превратить её в юношу. В июне 1763 года Казанова отправился в Англию, надеясь продать её властям идею государственной лотереи.

Об англичанах он пишет так: эти люди имеют особенное свойство, присущее всей нации, которое заставляет их считать себя превыше всех остальных. Эта вера является общей для всех наций, каждая из которых считает себя наилучшей. Казанова уехал в Бельгию, где оправился от болезни и пришёл в себя. Казанова жил в нескольких городах Италии. В Риме Казанова должен был подготовить своё возвращение в Венецию. В декабре 1771 года его выслали во Флоренцию, откуда он перебрался в Триест.

Чтобы снискать расположение венецианских властей, Казанова занялся коммерческим шпионажем в их пользу. Поначалу он был сердечно принят и стал знаменитостью. Даже инквизиторы пожелали узнать, как ему удалось сбежать из их тюрьмы. Из трёх его покровителей только Дандоло был ещё жив, и Казанова был приглашён поселиться у него. Он получал небольшое пособие от Дандоло и надеялся жить продажей своих сочинений, но этого оказалось недостаточно. И он скрепя сердце продолжил заниматься шпионажем в пользу правительства Венеции. Когда Джакомо исполнилось сорок девять, в его облике проявились черты, говорящие о годах безрассудной жизни и тысячах пройденных им миль. Оспины, ввалившиеся щёки и крючковатый нос становились всё более заметными. Его развязные манеры стали более сдержанными.

Il rit peu, mais il fait rire. Теперь у него было мало денег для азартных игр, мало сто́ящих женщин, желающих его, мало знакомых, чтобы оживлять его скучные дни. Ещё более горькие чувства он испытал, когда навестил умирающую Беттину Гоцци: женщина, которая когда-то познакомила его с интимными ласками, теперь скончалась у него на руках. В 1779 году Казанова встретил Франческу Бускини, необразованную швею, которая стала его сожительницей, домохозяйкой, и беззаветно полюбила его. Казанова в марте 1788 года в возрасте 62 лет. В 1785 году, после смерти Фоскарини, Казанова начал подыскивать себе другое место. Казановы дошли сведения о том, что Республика Венеция прекратила своё существование и захвачена Наполеоном Бонапартом. Но было слишком поздно возвращаться домой. Казанова умер 4 июня 1798 года, в возрасте семидесяти трёх лет.

Ещё в преддверии 1780 года он задумал написать свои воспоминания. В 1789 году он серьёзно приступил к этому труду как к единственному лекарству, чтобы не сойти с ума и не умереть с тоски. Первый черновик был закончен к июлю 1792 года, и он правил его последующие шесть лет. Вопреки возвышенным моральным началам, неотвратимо порождённым божественными принципами, укоренёнными в моём сердце, всю жизнь я оставался рабом своих чувств. Я надеюсь на дружеские чувства, уважение и благодарность моих читателей. Они будут мне благодарны, если чтение этих мемуаров станет поучительным и доставит им удовольствие. Он также сообщает читателям, что рассказывает далеко не обо всех своих приключениях: Я опустил те из них, которые могли задеть людей, принимавших в них участие, так как они предстали бы не в лучшем свете. Несмотря на то, что хронология событий временами страдает беспорядочностью и неточностью, а ряд историй — преувеличением, всё же основная канва сюжета и многие подробности подтверждаются в трудах современников. Рукопись мемуаров хранилась у родственников Казановы, пока не была продана издательству Ф.

Чувствуя, что я был рождён для противоположного пола, я всегда любил его и делал всё, что мог, чтобы быть любимым им. Идеальная связь для Казановы включала в себя не только интимные отношения, но и сложные интриги, героев и злодеев, и галантное расставание. Действие четвертое: чувствуя наступающее охлаждение любовного пыла или скуку, он признаётся в своей несостоятельности и устраивает замужество любовницы или сводит её с богатым мужчиной, покидая за этим сцену. Казанова поучает: Нет такой честной женщины с неиспорченным сердцем, какую мужчина не завоевал бы наверняка, пользуясь её благодарностью. Это один из самых верных и быстрых способов. Взаимное согласие важно, по мнению Казановы, но он избегал лёгких побед или слишком сложных ситуаций, считая их неподходящими для своих целей. Он стремился быть идеальным спутником: остроумным, очаровательным, надёжным, любезным, — в Действии первом, прежде чем переместиться в спальню в Действии третьем. Казанова ценил ум женщины: В конце концов, красивая, но глупая женщина оставляет своего любовника без развлечений после того, как он физически насладился её привлекательностью.