Молитва о мудрости

На первом рисунке фронтальный разрез сердца. 6 — фиброзное кольцо трехстворчатого атриовентрикулярного клапана. На втором рисунке Крест круглый «нахлебный». Когда-то давно, еще задолго до пришествия Христа, на Востоке был обычай надрезывать хлеб крестообразно. С детства нам знакомы эти строки стихотворения А. Что не любить оно не может». Все большие поэты и писатели возвеличивали и воспевали сердце в своих произведениях, наделяя его различными эмоциями.

Подробней в видео:

Сердце радуется и плачет, горит и волнуется, бывает разбито или оживает. В этом стихотворении преподобный Варсонофий Оптинский называет чистое сердце человека храмом Бога Живого. Но Священное Писание говорит нам о сердце гораздо больше: о нем речь идет чуть ли не на каждой странице Библии. Ведь сердце не только центральный орган чувств, но и орган мысли и восприятия духовных воздействий. Если обратиться с такими словами к современному невоцерковленному человеку, то он, скорее всего, воспримет это как предписание врача: не переутруждаться, не нервничать, соблюдать диету и прием лекарств.

Но так ли надо понимать этот текст? Здесь же нас ожидают открытия за открытиями. Как же разобраться современному человеку, когда речь идет о духовном, а когда о плотском сердце? Каково значение и место сердца в составе человека по писаниям святых отцов и современным научным данным? Мы показали, какое место отводится сердцу в Священном Писании. Логично предположить, что оно заменено каким-то другим словом. Отцы Церкви обычно различают в составе человека душу и тело.

Евагрия Понтийского, а систематическое изложение получило у преподобного Иоанна Дамаскина. С другой стороны, именно она является источником жизни в организме и обеспечивает жизнедеятельность важных органов. На втором уровне находится животная сила, общая для людей и животных. Вместе с растительной силой она составляет неразумную часть души, которую еще называют пожелательной и страдательной. Для отцов Церкви он, прежде всего, то, с помощью чего человек привязан к Богу, обращается к Нему и соединяется с Ним. Святитель Григорий приводит такой пример: подобно Богу, ум разделяется на сущность и энергию. Вот почему отцы в одних случаях характеризуют ум как сущность, то есть сердце, с которым он в этом случае отождествляется, в других же описывают как энергию, то есть мысли, помыслы и тончайшее внимание, которое рассеивается через органы чувств и должно быть возвращено в сердце. Это и значит, что в святоотеческом богословии ум связывается и отождествляется с сердцем.

Поэтому все, что мы написали выше об уме, можно отнести и к сердцу. Конечно же, это общий принцип, но бывают и исключения, и самому не стоит толковать Писание, а обязательно обращаться в спорных случаях к святым отцам. Из древнегреческой антропологии отцы Церкви забрали все лучшее и синтезировали учение о душе в святоотеческое учение о человеке. Евангелие же проповедовалось по большей части людям простым, не книжным и даже неграмотным. А таким людям Господь открывается в сердце, поэтому в Писании так много о сердце. И все же учение о духовном сердце, его болезнях и способах лечения было раскрыто не одной только «антропологией богословских трактатов», а совместно с «антропологией пустыни, монашеских келий и мистических прозрений». Так вот соединил и синтезировал антропологию богословских трактатов с антропологией пустыни святитель Григорий Палама, являвшийся одновременно богословом, философом, аскетом и созерцателем.

Этим разрешается путаница терминов, что позволяет нам перейти к тому, чтобы попытаться понять роль плотского сердца человека и его связь с духовным сердцем. Сердце с научной точки зрения изучается уже несколько веков. Удивительное устройство камер и сосудов сердца, нервной системы и клапанов, его эффективность и долговечность, идеальная согласованность с другими компонентами системы кровообращения вызывают восхищение у современных ученых. Приведем несколько примеров из медицинской науки, чтобы показать уникальность этого органа. По данным современных эмбриологов, сердце первым формируется в зародыше человека, и уже к первому месяцу жизни основные структуры его выглядят так же, как у новорожденного младенца. Кровеносные сосуды, которыми кровоснабжается сердце, образуют как бы корону, которая венчает сердце.