Молитва об усопшей маме

Будучи автором и одновременно штатным редактором нашего сайта, Анастасия принимала участие в создании лучших, наиболее популярных наших публикаций. Еще до принятия монашества Анастасия очень полюбила Северный Кавказ. Она много раз приезжала к нам. Просто и очень открыто общалась с людьми.

молитва об усопшей маме

Подробней в видео:

Часто бывала в Тырныаузе: там, на территории Кабардино-Балкарии, расположен один из самых высокогорных храмов нашей епархии. В ее слове, в самой ее светлой и смелой личности многие до сих пор обретают поддержку. Каждый ее приезд был насыщен таким вдохновением, что даже простая беседа с ней уже вселяла в людей надежду, освобождала от тревог. За то относительно краткое время, которое она открывала для себя Северный Кавказ, она смогла настолько воспринять сам дух и усвоить суть жизни верных здесь Христу и остающихся вопреки всему на этой земле православных, так проникнуться местными традициями и изучить их, что ее книга не только в столичной и центральной России, но даже здесь, у нас, для многих стала откровением. В последние несколько лет мы достаточно много общались.

Благодаря ее журналистскому труду можно было донести до широкого читателя какие-то очень сокровенные духовные переживания, которые, не будь ее, я вряд ли бы вообще кому-то доверил. Одно из последних интервью мы записали по итогам моего паломничества на Афон. Наши встречи мне запомнились как единый, точно не прекращающийся, прямой и очень откровенный разговор о многих и многих проблемах современности, но она всегда умела найти очень чистую по звуку и верную струну: мы много говорили о почитании новомучеников и исповедников Церкви Русской и о подвиге новомучеников наших дней.

Молитва об усопшей маме

Меня поражало и даже в чем-то воодушевляло ее горячее желание послужить Матери-Церкви и быть со Христом. Мать Иулиания искала причины всего с ней происходящего внутри себя. Это и поднимало ее на высоту подлинно христианского осознания и восприятия скорбей как данного Богом креста. Промыслу Божиему, покаяние и стремление изо всех сил до последнего быть со Христом и Его, пострадавшего за нас, искренне благодарить и за свои скорби. Не пыталась размазать грань рассвета и заката. Она наоборот эту разницу всегда подчеркивала. Господь ответил именно на ее честность. Богом, как и с самим собой, как и с любым человеком.

Это делает нас живыми, вопреки всем диагнозам и собственно нашей смертности. Помню наш с ней разговор перед постригом. Как она по-настоящему серьезно раскрыла путь и жажду своей души. Она была сосредоточена на поиске правды, которая и заключается-то в том, чтобы честно сказать себе: где ты и кто ты. Она это смогла: не струсила, не отчаялась, а прошла все заново и сумела остаться сама собой. В творческой среде и, можно даже сказать, в богемных кругах, к которым она некогда принадлежала, очень популярно такое понятие как «самовыражение».

Не строить из себя нечто эдакое, а посмотреть на себя честно. А это и привело ее к глубокой и искренней вере во Христа. Конечно же, на нее сильно повлияло общение с московским духовенством, братией Сретенского монастыря, где она работала, со священниками храма Святой Троицы на Грязех, где она была прихожанкой. Этими молитвенными и писательскими трудами Господь ей дал обогатить ее внутренний мир. Это стало для нее огромной поддержкой в тех испытаниях, которые ей предстояло претерпеть. Когда она узнала, что у нее рак, она меня просто изумила. Испросив, как водится, святых молитв, она прислала мне СМС следующего содержания: «Владыка, как правило, после химиотерапии человек теряет силы, а также у него выпадают волосы. Как тогда быть, если Вы благословите постриг? Дело в том, что о монашестве мы с ней уже неоднократно говорили ранее.

Она, кстати, является помощницей всем, кто проводит монашескую жизнь в миру. Милостью Божией мы совершили постриг еще перед началом лечения. Я, наверно, никогда еще так сильно не сопереживал постригаемому в проживании им этого события. Было ощущение сродни тому, какое испытываешь в пасхальную ночь! До сих пор помню ее исповедь и ее радость! Пожалуй, эта радость стала одной из самых существенных красок, какими в моей памяти запечатлен образ монахини Иулиании.

Но мы никогда не видели мать Иулианию унывающей. Она очень многое пережила, перестрадала, но ее радость просто стала тихой, а от того лишь более крепкой. Когда я совершал постриг, я с ней прощался как с Анастасией. Бог даст, завтра на отпевании проститься, провожая душу в вечность. Что удивительно, сама она никогда не прощалась. Хотя прекрасно понимала всю тяжесть своего состояния. Но никогда в ее глазах не было характерного угасающего безразличия.

Ни разу мы от нее не слышали тягостных слов о расставании. В последних разговорах она много говорила о своей маме, которая тоже больна раком, о том, как она переживает о ней, а также о своем сыне. Всю свою жизнь мать Иулиания жертвенно жила ради ближних. Главной ее заботой было: как же она теперь сможет им помогать в таком своем состоянии? Я верю, что она теперь своей молитвой будет рядом с ними так же, как и раньше. Этот человек жил и жив служением другим. Когда я приходил к матери Иулиании в палату, она мне рассказывала о своих соседках, которые там тоже лечатся, о медсестрах, заботливо ухаживающих о ней, о врачах, которые «вообще самые замечательные люди на свете»!

О ней самой мы говорили совсем немного, больше о тех, кто был вокруг. В больницах всякое бывает Но она ни разу ни на кого не пожаловалась. Как важно каждому из нас в любых жизненных испытаниях и болезнях помнить этот настрой и не искать виновных. Монахиня Иулиания очень любила праздник Святой Троицы. В этом тоже есть особый Промысл Божий, что именно в день отдания праздника Святой Троицы Господь призвал ее душу к Себе. Прощаюсь с ней здесь, на земле, но верю, что приобрел ее у Бога.