Молитва от голосов в голове

Наступление лета, а вместе с ним и поры отпусков, побуждает каждого задуматься о том, как провести это время с пользой. У кого-то все уже давно расписано по стандартной схеме: дача и садово-огородные работы либо море, солнце, пляж. Верующие люди стараются уделить часть своего отпуска посещению православных святынь как в России, так и за рубежом. Сильно ли отличается жизнь насельниц русских православных монастырей на Святой Земле от жизни монашествующих в женских обителях России? Мы живем на земле, куда тысячи и тысячи людей мечтают попасть, чтобы поклониться Гробу Господню и помолиться па святых местах. Здесь собраны главные святыни православного мира, все события Нового Завета происходили здесь. Сейчас кризис, а паломников за последнее время стало больше. Когда я прилетела сюда в 1991 году, вообще никого не было. Все наши сестры прямо у самой кувуклии стояли.

молитва от голосов в голове

Подробней в видео:

Блаженнейший Патриарх вышел с Благодатным огнем, и мы прямо из его рук зажигали свечи. С каждым годом людей стало приезжать все больше, как и предсказывал Святейший Патриарх. Вначале я просто не знала, как быть: каждый день столько звонков, столько просьб принять, а у монастыря ни одной гостиницы не было. С Божией помощью начали все восстанавливать и обустраивать. Святейший Патриарх Алексий прислал нам в помощь 20 человек семинаристов, которые начали понемножечку благоустраивать Горненский монастырь, ведь все было запущено.

К храму Всех святых, в земле Российской просиявших, например, подняться было невозможно: ни дорожки, ни тропинки, сплошной лес. 90 лет простояли одни стены и внутри выросли огромные деревья. Все нужно было вырубить и расчистить. Когда-то в этом монастырском здании была богадельня. Всего у монастыря, когда я приехала, имелось четыре богадельни, потому что когда-то здесь жило около 200 насельниц и среди них много стареньких и слабеньких.

Молитва от голосов в голове

Теперь все эти богадельни у нас стали гостиницами. Когда я только приехала, в монастыре света не было, водопровода не было. Слава Богу, в те годы шли обильные дожди. Мы наполняли этой водой имеющиеся на территории старые цистерны. Так как паломников не было, общей трапезной тоже, то каждой сестре воды хватало. А позже, когда начались активные восстановительные работы, тогда уже пришлось подключать городское водоснабжение.

Как сочетается постоянный прием паломников с полноценной монашеской жизнью? Сестры, несущие послушание по сопровождению паломников, всегда рады, что имеют возможность снова поехать в Вифлеем, еще раз помолиться у Гроба Господня, посетить реку Иордан, но получается, что они все время на людях, и это, конечно, духовное внимание рассеивает. Нужно готовиться к рассказу о каждом святом месте, знать, как и о чем в каждом случае говорить. Она была духовной дочерью отца Иоанна Кронштадтского и сама родом из Кронштадта. Тогда в Пюхтицах я застала много сестер, которые пришли по благословению отца Иоанна. Когда в Пюхтицах строился собор, сестры даже кирпичи сами делали. Летом, когда жарко, в 5 часов утра у нас служится полунощница, акафист читаем. Иоанну Предтече, в среду здесь такая традиция: после литургии опускается икона Матери Божией, которая висит над царскими вратами, и мы поем нараспев акафист «Радуйся, Невесто Неневестная». По воскресеньям читаем акафист иконе Божией Матери «Казанская».

По воскресеньям, так как мы всегда посещаем ночную службу в храме Гроба Господня, служба начинается в половине седьмого. На летнее время мы не переходим. Еще когда я приехала, старенькие монахини просили меня: «Матушка, не надо переходить на летнее время. У нас в Горнем никогда его не было. Какое время Господь дал, такое пусть и будет». Когда меня Святейший Патриарх Алексий сюда только назначил, я взмолилась: «Ваше Святейшество, я, наверное, не смогу». А он в ответ: «Матушка, у меня на сегодня одна только ваша кандидатура. Сколько сможете, пробудьте, хоть четыре-пять лет».

Батюшка Николай Гурьянов мне все предсказал: Иерусалим, игуменство. За несколько дней до назначения я у него была на острове, прилетела попрощаться на вертолете из Печор. Вертолет над островом кружится, кружится, ищет место, где приземлиться. Бабульки местные все собрались, смотрят вверх: «Что такое случилось? Рязани, а отец Николай нас уже на паперти встречает. Отец Павел сначала с ним поговорил, а потом отец Николай ко мне обратился: «Георгиюшка, да какая ты счастливая, да куда ты едешь! Я отвечаю: «Батюшка, я так переживаю, боюсь, что не справлюсь. Святейший сказал и паломников принимать, и монастырь восстанавливать.

Когда я пришла, здесь было около 50 монахинь. Из них часть несла послушание в миссии и на участках. Тогда в миссии было всего сестер пять-шесть, а на сегодняшний день их там уже 17. Всего в нашей обители сестер 83. К сожалению, многие, даже молодые, очень немощны. Мне уже 80 лет, но получается, что сестры нашего поколения оказываются крепче, чем молодежь. Нужны помощницы и в трапезной, и в гостинице: убраться после паломников, подмести, сменить белье. Наши сестры, сопровождающие паломников, большей частью несут клиросное послушание, и, когда много паломников, на клиросе почти никого не остается. Я, конечно, теперь уже не пою, но иногда приходится немножечко «погудеть», потому что голосов не хватает.