Молитва от сплетников

Звучал мне голос твой отрадный, как мечта. И девственных ланит, и шеи белизну. Ношу в душе моей, ласкаю и люблю. Мы вновь увидимся, как старые друзья. Если ранняя любовная лирика Михаила Лермонтова была полна душевных страданий и драматизма, то в более поздних стихах чувствуется некоторое умиротворение. В этом нет ничего удивительного, так как в 15 лет юный поэт влюбился в Екатерину Сушкову и очень долго добивался расположения этой ветреной особы, не понимая, что в ее сердце нет места ответным чувствам. Предположительно, оно было написано зимой 1841 года, когда Лермонтов приехал в Петербург, рассчитывая подать в отставку. Однако его рапорт не приняли, и молодому офицеру не оставалось ничего иного, как насладиться последним в своей жизни отпуском. Одна их этих встреч и послужила поводом для создания стихотворения. Стоит отметить, что в 19 веке, согласно правилам этикета, замужние женщины даже на балах не могли открыто общаться с любыми другими мужчинами, кроме собственных супругов либо родственников.

Подробней в видео:

Поэтому заговорить с Лопухиной в присутствии всех светских сплетников Лермонтов не мог себе позволить. Звучал мне голос твой отрадный, как мечта. И девственных ланит, и шеи белизну. Ношу в душе моей, ласкаю и люблю. Мы вновь увидимся, как старые друзья.

Если ранняя любовная лирика Михаила Лермонтова была полна душевных страданий и драматизма, то в более поздних стихах чувствуется некоторое умиротворение. В этом нет ничего удивительного, так как в 15 лет юный поэт влюбился в Екатерину Сушкову и очень долго добивался расположения этой ветреной особы, не понимая, что в ее сердце нет места ответным чувствам. Предположительно, оно было написано зимой 1841 года, когда Лермонтов приехал в Петербург, рассчитывая подать в отставку. Однако его рапорт не приняли, и молодому офицеру не оставалось ничего иного, как насладиться последним в своей жизни отпуском. Одна их этих встреч и послужила поводом для создания стихотворения. Стоит отметить, что в 19 веке, согласно правилам этикета, замужние женщины даже на балах не могли открыто общаться с любыми другими мужчинами, кроме собственных супругов либо родственников. Поэтому заговорить с Лопухиной в присутствии всех светских сплетников Лермонтов не мог себе позволить. Звучал мне голос твой отрадный, как мечта.

И девственных ланит, и шеи белизну. Ношу в душе моей, ласкаю и люблю. Мы вновь увидимся, как старые друзья. Если ранняя любовная лирика Михаила Лермонтова была полна душевных страданий и драматизма, то в более поздних стихах чувствуется некоторое умиротворение. В этом нет ничего удивительного, так как в 15 лет юный поэт влюбился в Екатерину Сушкову и очень долго добивался расположения этой ветреной особы, не понимая, что в ее сердце нет места ответным чувствам. Предположительно, оно было написано зимой 1841 года, когда Лермонтов приехал в Петербург, рассчитывая подать в отставку.

Однако его рапорт не приняли, и молодому офицеру не оставалось ничего иного, как насладиться последним в своей жизни отпуском. Одна их этих встреч и послужила поводом для создания стихотворения. Стоит отметить, что в 19 веке, согласно правилам этикета, замужние женщины даже на балах не могли открыто общаться с любыми другими мужчинами, кроме собственных супругов либо родственников. Поэтому заговорить с Лопухиной в присутствии всех светских сплетников Лермонтов не мог себе позволить. Звучал мне голос твой отрадный, как мечта. И девственных ланит, и шеи белизну. Ношу в душе моей, ласкаю и люблю. Мы вновь увидимся, как старые друзья.

Если ранняя любовная лирика Михаила Лермонтова была полна душевных страданий и драматизма, то в более поздних стихах чувствуется некоторое умиротворение. В этом нет ничего удивительного, так как в 15 лет юный поэт влюбился в Екатерину Сушкову и очень долго добивался расположения этой ветреной особы, не понимая, что в ее сердце нет места ответным чувствам. Предположительно, оно было написано зимой 1841 года, когда Лермонтов приехал в Петербург, рассчитывая подать в отставку. Однако его рапорт не приняли, и молодому офицеру не оставалось ничего иного, как насладиться последним в своей жизни отпуском. Одна их этих встреч и послужила поводом для создания стихотворения. Стоит отметить, что в 19 веке, согласно правилам этикета, замужние женщины даже на балах не могли открыто общаться с любыми другими мужчинами, кроме собственных супругов либо родственников. Поэтому заговорить с Лопухиной в присутствии всех светских сплетников Лермонтов не мог себе позволить.

Звучал мне голос твой отрадный, как мечта. И девственных ланит, и шеи белизну. Ношу в душе моей, ласкаю и люблю. Мы вновь увидимся, как старые друзья. Если ранняя любовная лирика Михаила Лермонтова была полна душевных страданий и драматизма, то в более поздних стихах чувствуется некоторое умиротворение. В этом нет ничего удивительного, так как в 15 лет юный поэт влюбился в Екатерину Сушкову и очень долго добивался расположения этой ветреной особы, не понимая, что в ее сердце нет места ответным чувствам. Предположительно, оно было написано зимой 1841 года, когда Лермонтов приехал в Петербург, рассчитывая подать в отставку. Однако его рапорт не приняли, и молодому офицеру не оставалось ничего иного, как насладиться последним в своей жизни отпуском. Одна их этих встреч и послужила поводом для создания стихотворения.

Стоит отметить, что в 19 веке, согласно правилам этикета, замужние женщины даже на балах не могли открыто общаться с любыми другими мужчинами, кроме собственных супругов либо родственников. Поэтому заговорить с Лопухиной в присутствии всех светских сплетников Лермонтов не мог себе позволить. Звучал мне голос твой отрадный, как мечта. И девственных ланит, и шеи белизну. Ношу в душе моей, ласкаю и люблю. Мы вновь увидимся, как старые друзья. Если ранняя любовная лирика Михаила Лермонтова была полна душевных страданий и драматизма, то в более поздних стихах чувствуется некоторое умиротворение. В этом нет ничего удивительного, так как в 15 лет юный поэт влюбился в Екатерину Сушкову и очень долго добивался расположения этой ветреной особы, не понимая, что в ее сердце нет места ответным чувствам. Предположительно, оно было написано зимой 1841 года, когда Лермонтов приехал в Петербург, рассчитывая подать в отставку.

Однако его рапорт не приняли, и молодому офицеру не оставалось ничего иного, как насладиться последним в своей жизни отпуском. Одна их этих встреч и послужила поводом для создания стихотворения. Стоит отметить, что в 19 веке, согласно правилам этикета, замужние женщины даже на балах не могли открыто общаться с любыми другими мужчинами, кроме собственных супругов либо родственников. Поэтому заговорить с Лопухиной в присутствии всех светских сплетников Лермонтов не мог себе позволить. Звучал мне голос твой отрадный, как мечта. И девственных ланит, и шеи белизну. Ношу в душе моей, ласкаю и люблю. Мы вновь увидимся, как старые друзья. Если ранняя любовная лирика Михаила Лермонтова была полна душевных страданий и драматизма, то в более поздних стихах чувствуется некоторое умиротворение.