Молитва перед иконой неопалимая купина

Вышел мартовский номер журнала «Монастырский вестник». Один из материалов посвящен возрождению Милостиво-Богородицкого женского монастыря в поселке Кадом. С 1997 года в Кадоме восстанавливается закрытый в 1920-м Милостиво-Богородицкий женский монастырь. Я приехал в Милостиво-Богородицкую обитель в Светлую субботу. В этот день Божественную литургию в монастыре совершал епископ Касимовский и Сасовский Дионисий.

молитва перед иконой неопалимая купина

Подробней в видео:

Дионисий в кратком интервью уже после литургии, трапезы и детского праздничного концерта. Не знаю, каков эффект от моих приездов для монастыря, но я всегда уезжаю отсюда с новыми силами. Детская безбрежная вера, что все будет хорошо и все твои грехи будут Богом прощены». Конечно, по сравнению с Москвой в Кадоме очень даже тихо, но и почувствовать себя совсем уж оторванным от жизненной суеты не получится. Такой же опыт я пережил, когда впервые побывал на Святой Горе. Там чувствуешь, что Матерь Божия рядом и всем, что вокруг, управляет, все благословляет. Тогда я понял, откуда у меня это чувство в Кадоме. Уверен, что и многие другие паломники ощущают присутствие здесь Царицы Небесной.

Молитва перед иконой неопалимая купина

Преподобный Серафим Саровский, действительно, окормлял не только Дивеевскую, но и Кадомскую общину, и до сих пор сохраняется связь между двумя обителями: нынешняя настоятельница монастыря игумения Иустина перед своим назначением «проходила стажировку» в Дивееве. Я потому и приехал в Кадом, что еще несколько лет назад протоиерей Сергий Правдолюбов рассказал мне об отце Афанасии. Муром, и второй помощник капитана, увидев священника, пригласил его к себе в каюту, где они долго беседовали. Ему было 24 года, его уже тогда интересовали вопросы веры, и через несколько лет он ушел с речного флота, чтобы служить в Церкви. Это и был будущий архимандрит Афанасий. О приезде к нему в Кадом я договаривался с сыном отца Афанасия, протоиереем Димитрием Культиновым, старшим священником Милостиво-Богородицкого монастыря. После службы отец Димитрий отвез нас в батюшкину келью, где мы больше часа беседовали.

Первым делом я, конечно, рассказал архимандриту Афанасию, что слышал от отца Сергия Правдолюбова об их давней встрече на теплоходе. Не знал он тогда, что почти вся последующая его жизнь будет тесно связана с удивительной семьей Правдолюбовых. Семьей, где уже в пяти поколениях все мужчины становятся священниками и где шесть новомучеников. Особенно много общался он с отцом Владимиром Правдолюбовым, родным братом протоиерея Анатолия, дядей протоиерея Сергия, ныне, слава Богу, здравствующим. А в 1966 году в Никольский храм в Касимове, где жил Анатолий, назначили настоятелем священника Иоанна Крестьянкина. Исповедник, отсидевший пять лет за веру, отец Иоанн раздражал сильных мира сего своей активностью и авторитетом, которым он заслуженно пользовался не только у верующих. Поэтому его постоянно переводили с одного прихода на другой, но Никольский храм стал последним приходским храмом, где он служил. Молодой речник уже активно воцерковлялся, обвенчался с женой, но о священстве не помышлял и даже не понял, что имел в виду отец Иоанн, когда сказал ему: «Анатолий, ищи ямочку себе».

Однако уже после отъезда отца Иоанна в Печоры он спросил жену: «Зоя, ты разрешишь мне уйти служить в Церковь? Вспоминает с улыбкой, но тогда ему было не до смеха. Устроился в Никольский храм истопником на 50 рублей в месяц, а супруга ждала третьего ребенка. В малом городе все друг друга знают, и когда вчерашний речник проезжал на повозке с дровами, ему вслед кричали: «Штурман! Как-то стою в алтаре и возглашаю: «Слава Святей, и Единосущней, и Животворящей, и Нераздельней Троице». Мать Варвара поехала к уполномоченному по делам религий, просила, чтобы он разрешил архиерею рукоположить Анатолия, но уполномоченный только позволил взять его в храм псаломщиком. В феврале 1969 года Анатолия все-таки рукоположили в диаконы, а в священники его кандидатуру уполномоченный ни за что не хотел пропустить. Пришел после рукоположения и говорю матушке: «Давай жить как брат с сестрой».

Отец Владимир Правдолюбов, когда я ему рассказал, воскликнул: «Ты что творишь? Потеряешь матушку, уйдет она от тебя». Но попробуй докажи мне, я же «святой». Когда три года прошло и меня в ум привели, матушка мне сказала: «Ты тогда как зверь стал, с тобой ни о чем нельзя было говорить». Однако потом отец Анатолий стал думать о монашестве. В 1999 году на Афоне он принял тайный постриг в келье преподобного Силуана. Владыка сначала укорил: «Что ж ты своеволие проявил?

Теперь отец Афанасий относится к своему тогдашнему решению принять постриг критически. Был у меня на речном флоте друг, третий помощника механика. Друг этот срочную на флоте служил. И вот, идем как-то с другом по парку, у меня нашивки: второй помощник капитана. Сидит моряк на лавке, увидел нас и говорит: «Вот он служил в морфлоте, а ты не служил». Если бы я тогда понимал, какая это ответственность, не принял бы постриг. Не потому, что не люблю монашество, а потому что раз был белым священником, надо было им и оставаться.

Раньше, если священник и матушка уходили в монахи, то он шел в мужской монастырь, а она в женский. А моя матушка не очень хотела, я ее склонял к монашеству. Если сегодня к вам придет бездетный женатый священник или батюшка, у которого все дети уже совершеннолетние и самостоятельные, и скажет, что они с матушкой решили разойтись по монастырям, или он один хочет принять постриг, а она не возражает, посоветуете ли вы ему идти в монахи? Чем глубже вера, тем критичнее человек относится к себе. Но святыми не рождаются, святыми становятся, преодолевая страсти, искушения, падая и поднимаясь. На лице архимандрита Афанасия это сияние есть, тепла и любви у него хватает на всех, кто приезжает к нему в Кадом. Монашескую общину в Кадоме стал восстанавливать отец Афанасий и его духовные чада.