Молитва при покупке квартиры

Накануне Крестопоклонной недели Великого поста представляем вниманию читателей портала Православие. Ru подборку из шести произошедших в наше время историй о силе креста и крестного знамения, собранных нашим постоянным автором Марией Сараджишвили. И она начала делать пассы руками в метре от меня. Экстрасенс сказала: «На тебе что-то металлическое.

молитва при покупке квартиры

Подробней в видео:

Я не могу: мне что-то мешает. На мне часы, булавка и крест. Крест снимать я отказалась из-за нелогичности: металл есть металл. Только потом выяснилось, почему «очень мешает». Через год после экспериментов попалась на глаза статья «Растлевает опиум безверья» игумена Ефрема. Современная молодёжь, лишённая веры, а часто и благодати святого крещения, с помощью зомбирования делается управляемой толпой, которой могут руководить несколько сильных магов-экстрасенсов.

А крестик им мешает, с ним очень трудно работать, т. Божию на человека и не даёт демонической силе проникать в тело. В 1998-м как-то мы шли вдвоём по просёлочной дороге. Вдруг на перекрёстке, видим, летит на нас во весь опор чёрный королевский дог, захлебываясь лаем. Видно, выпустил собаку побегать, а сам сидит где-то в тени. Не бойся, — сказала мне моя спутница и перекрестила собаку, которая была уже в трёх метрах от нас, — Во имя Отца и Сына и Святого Духа! Собака стала как вкопанная и замолчала. Недавно со мной такая история произошла: если бы кто рассказал, я бы сам не поверил, — говорит мне при встрече один из наших прихожан. Ты же знаешь, я одну старушку навещаю время от времени.

Молитва при покупке квартиры

Оба её сына близнецы умерли несколько лет назад от голода. Оба были неженатые, так что их мать осталась совсем одна. Чтоб самой как-то жить, записала она свою 3-комнатку на соседей, чтобы те за ней смотрели и кормили. Те, конечно, особенно не перетруждаются, но всё же дают какие-то продукты. И, разумеется, ждут не дождутся, когда её похоронят. Очень им не нравится, что я её проведываю. Рассказал я как-то всю эту ситуацию моему духовнику.

А он говорит: «Будь осторожен, а то они и тебя убьют». Он ведь так просто ничего не говорит. Удивился я, конечно, но как предупреждение это не воспринял. Я взял бутылку и перекрестил её — и вино поменяло цвет! Так вот, прихожу я к этой старушке на какой-то церковный праздник. Давай, — говорит, — моих ребят помянем». Ну, я, естественно, от вина никогда не отказываюсь. И что-то мне эта бутылка не понравилась. Я её взял и перекрестил по всем правилам.

И что ты думаешь — вино цвет поменяло! Откуда, — говорю, — у вас эта бутылка? Соседи, — отвечает, — давно дали. Что за вино было, мы так и не выяснили, но и пить его тоже не стали. Я потом этот случай моему духовнику рассказал. Но он такие вещи воспринимает как само собой разумеющееся: «Хорошо, что перекрестил», — говорит. Как-то мне на примере моего мужа Господь показал, насколько важно носить нательный крест. Я разрывалась между ним и двумя маленькими детьми. Каждую ночь он стонал от болей.

Сам мучился, не спал и мне не давал. 19 декабря явился ему святой Николай. Заметь: именно в свой день, в полном облачении, на руках поручи, и говорит: «Иоанн, надень свой крест и не снимай». И еще несколько раз повторил это очень строго. На утро муж рассказал мне этот то ли сон, то ли видение. Как крест может помочь, когда от обезболивающих толку нет? К слову сказать, у нас тогда и денег на лекарства не было.

Он художник, я — безработный медик да дети крохи. Ходила я тогда по разным гуманитарным организациям и просила, кто что подаст. Одним словом, еле-еле уговорила его надеть крест. Я не помню, как отключилась, — уже какую ночь без сна. Утром подскочила я спросонья: «Как он, — думаю, — мучился без меня! Через какое-то время он тихо скончался. Я потом рассказывала этот случай одному священнику. Это видение, — говорит, — от темных сил. А я с ним не согласна.

Ведь «не здоровые имеют нужду во враче, а больные». Святителю Николаю всех жалко — и нас, грешных, со своей гордостью и скептицизмом тем более. С тех пор я ношу крест мужа, не снимая. Многие думают, что стопроцентного атеиста легче обратить на путь истины, чем сектанта. Но эта история является счастливым исключением. Сколько я себя помню, меня всегда тянуло к Богообщению, хотя никаких внешних причин для этого не было. Наоборот, в нашей семье даже упоминание имени Божия было под запретом. Свидетели Иеговы вошли в мою жизнь случайно.

К нам в дом ходила одна женщина с племянницей. Они каким-то образом поняли, что их слова находят отклик в моей душе. Таких людей много в этой секте. Сами отравлены этим лжеучением и других тянут за собой в погибель, свято веруя, что делают богоугодное дело. Хотя могли бы стать лучшими прихожанами нашей Церкви — столько в них искреннего желания послужить Богу. Думаю, что люди попадают в эту секту, потому что «свидетели» опережают в проповеди православных священников. Хотя именно в Церкви человек рождается духовно. Сейчас стыдно вспомнить, но я тоже раньше ненавидела священников.

Ходила от одной двери к другой и погубила много душ, поведя их за собой по неправильному пути. Из-за этих грехов моя семья распалась, и многие близкие люди отвернулись от меня. Но Господь послал мне помощь в лице дочери. Из-за моей деятельности она редко бывала дома. Каждое утро я находила у нее под подушкой большой крест, что для меня в то время было крайне ужасным. Вскоре моя дочь попала в автокатастрофу и, находясь на грани жизни и смерти, ей потребовалось переливание крови. Когда я пришла к операционной, то, к моему удивлению, там, среди родственников, обнаружила своих «духовных сестер». Они категорически потребовали от меня отказаться от переливания, так как «в Библии это запрещено».

У меня потемнело в глазах, и я потеряла сознание. В забытьи я услышала голос Божьей Матери: «Спасай свою дочь и носи этот крест! И я увидела в Ее Пречистых руках тот самый крест, который я каждое утро находила под подушкой у дочери. Но на этом все не закончилось. Бывшие «братья и сестры» начали на меня психологически давить. Тогда моя дочь привела домой своего духовника. На его груди я увидела сияющий крест и вспомнила свое видение.