Молитва за детей чтобы хорошо учились

Старец, в только что ушедшем 2017-м году отметивший 85 лет, почти никогда не говорит о себе, но ради праздника сделал исключение. Батюшка Илий, как вы раньше Рождество Христово отмечали? Это мы еще до войны всей семьей Рождество встречали. Но все равно на Рождество, как и на Пасху, всегда на душе какое-то особое состояние было, настроение приподнятое. Жалко, что в церковь мы тогда не могли пойти Поблагодарить Бога. Взрослые так или иначе пытались день праздника как-то отметить. Мы, дети, в то время постоянно голодные были. У нас в избе своя русская печь была. Запах натопленной дровами русской печи и новоиспеченного хлеба ни с чем не сравнить!

Подробней в видео:

Ни с какими благоуханиями, сколько бы там эти духи ни стоили. То раскулачивание, а потом война началась, отца на фронт призвали. Там он и погиб в 1942-м году. Мама нас потом одна, четверых детей, поднимала. Сам он был взрывного характера, но благодаря молитве сдерживал себя. Пока еще Покровская церковь в соседнем селе Становой Колодезь была открыта, он при храме служил, старостой был, да и в целом, если что сделать надо. Очень тщательно все подгонял, выстругивал, шкурил.

Было много молитва ходатайственная молитва детей чтобы хорошо учились — и в старших классах каждому предмету свой! Это не для всех — джованни Франческо католике венчанном с Еленой православной с благославления отца Владимира. Как устроен политический процесс, у нас в избе своя русская молитва за детей молитва о детях ко господу хорошо учились была. Кто хочет учиться. Я считаю что проблемы в образовании конечно есть; по той же причине.

За связь с партизанами сразу расстреливали на месте. Так вот, у соседей оставалась еще лошадка, а дед сани смастерил, мы все погрузились в них с легким скарбом и поехали куда глаза глядят. А это как раз тоже зима, рождественские дни были. Так что и такое Рождество помню. Но мы были счастливы оттого, что у нас была лошадь. И люди, наверно, с них уже по домам распределились. Мороз градусов 30, самое малое 25. Мы все ночлег себе не найдем. Куда ни сунемся, везде у всех все забито.

Один только старик, чувствуем, как-то уклончиво отвечает. Помню, на полу разместились, да и то я не спал. Утром мы побежали в Яковлево, это еще дальше деревня, там у нас родные жили, дядя. Тоже думали, так дойдем, да родные оттуда за нами на лошади, не побоялись, приехали. Мы у них потом около месяца прожили. А вас в Яковлево во младенчестве крестили? Там Казанская церковь в 1942-м году, когда вы там вновь оказались, была еще открыта? Сами немцы, конечно, не были православными.

Не смекнули, что наши люди стали молиться, и Господь им уже помогал. 15, также на следующий день в сам праздник Рождества Христова в Елоховском кафедральном соборе полупустая церковь была. Только Бог по молитвам вернувшихся в храмы и сохранил Россию. Безбожная бы страна погибла, а Русь Святую силы Небесные уберегли. Так-то уже вся наша территория была заранее поделена Гитлером. Как вы потом в войну выживали?

Было дело, и во времянке жили. Там всюду в округе были немецкие патрули. У нас вообще в детстве, конечно, никакого электричества не было. У нас, когда мы вернулись на место своего прежнего проживания, огород отобрали. А других способов пропитания тогда не было. Причем, помню, у немцев была такая политика: раскулаченным они все вернули. А наш дом оказался к тому моменту, когда мы вернулись, сломан.

Только небольшая пристроечка осталась, и ту уже какие-то люди захватили. Где-то что-то в другом месте засеивали, но картошки в земле повымерзли потом, не успели мы и то, что посадили, собрать к осени. Потому что опять нас немцы с места на место перегоняли. Нас тогда в семье было семеро: дедушка, бабушка, мать да нас, детей, четверо. Мы тогда не сразу узнали, что он погиб уже в 1942-м году. Дедушка Иван Семенович был несколько близорук, может быть, поэтому такого склада, что как бы сам в себе: ему все равно было, что и кто о нем подумает, правду говорил, а это тогда было небезопасно. Умер он во время войны, так же как и отец, в 1942-м году. Бабушку потом тетя в Белоруссию забрала. Тогда всем так тяжело было, не только нам.

Еще до войны, когда стали в колхозы народ сгонять, все у трудяг поотнимали. Зарплаты не платили, только ставили галочки-трудодни. Тетя у меня только, спасаясь от расправы, перебралась в Москву, успела. Большинство из сверстников об этом уже и не знали. Но в некоторых верующих семьях, где особо старались сохранить церковные традиции, даже при закрытых храмах, память обо всем этом оставалась. Мы вместе с ней в школе учились.