Молитва заступница усердная текст

Нам надо учиться быть действительно смиренными, потому что самым первым из смиренных является Бог. Мы тоже рискуем, что с нами такое может случиться. Этот евангельский текст посвящен Второму Пришествию и содержит много тем для рассмотрения. Во-первых: само Второе Пришествие, независимо от того, нравится ли нам это или нет, действительно произойдет, как произошло и Первое Пришествие. Бог стал Человеком, что Он пришел в мир, открыл Себя людям, совершая всецелое дело Своей любви, чтобы спасти человека. Сколько бы мы ни рассуждали об этом как о каком-то мифе, это реальность, и этот приход Христа будет означать Суд миру. Христос многократно подчеркивает, что Он пришел в мир не судить его, а спасти. Что же значит верить в Бога? Бог не неведом, ведь Он явился во плоти, и Христос есть Сын и Слово Божие, Он вошел в наш мир и именно поэтому может быть изображен, и посредством Своего изображения Он уверяет нас, что Он стал Человеком, стал Одним из нас.

молитва заступница усердная текст

Подробней в видео:

Он сказал нам, что верующий в Него не будет судим. Сын и Слово Божие, ставшее Человеком. В другом месте святой евангелист Иоанн подчеркивает, что тот, кто не принимает Сына Божия во плоти, есть антихрист. Затем он снова говорит нам, что кто не верует, тот уже осужден, потому что не поверил. Итак, в каком смысле Второе Пришествие будет Судом миру? В том смысле, что Пришествие реально будет судить нас. Потому что тогда мы вынуждены будем занять определенную позицию по отношению к Тому, Кто пришел.

И эта позиция будет означать Суд. В сущности ад и рай, говорят отцы, не касаются Бога, они касаются нас. Ад и рай будут существовать для нас, а не для Бога. Что представляют собой рай и ад? Это наш рай, и это же может быть нашим адом.

Молитва заступница усердная текст

Когда мы любим Того, Кто приходит, ждем Его, жаждем Его. Когда любишь кого-то и он приходит в твой дом, разве ты не радуешься этому? Следовательно, для того, кто любит Бога, Его Пришествие не означает страх и ужас, а, наоборот, радость, оно будет означать его восполнение, его прославление в славе Бога, наполнение его жизни светом. С другой стороны, что скажут тогда все не возлюбившие Бога, все воевавшие с Ним, что они будут делать, смогут ли они тогда отрицать Его? Ведь Он будет стоять перед ними. И это Пришествие станет для них мучением. Для тех, кто возлюбил Бога и ушел из этой жизни в покаянии, Пришествие Бога будет светом, оно будет освещать их жизнь, и они будут радоваться этому свету. Если вы прочтете Евангелие, то не увидите, чтобы Христос сделал что-нибудь плохое.

Он провел Свою жизнь, творя добро и исцеляя всех. Так что же может заставить человека отвергнуть такого Бога? Бога, Который есть любовь, Бога, Который отдает Себя для того, чтобы жили мы? Хорошо, но может ли быть Богом Тот, Кто допускает, чтобы Его творения страдали? Бог есть любовь и будет ею, это люди не будут выносить любви Бога, и она будет означать для них мучение. Не надо принижать Бога до меры нашей злобы. Что же должен сделать Бог, чтобы стать плохим? Стать таким, как один из нас, таящих злобу?

И тогда мы почувствуем, что Он наш? Следовательно, не надо принижать Бога до меры нашей злобы. Это мы призваны возвыситься до меры Его любви, стяжать ум Христов и сердце, и тогда ощутим радость от Его Пришествия. Поэтому когда кто-нибудь умирает, мы кадим его ладаном, потому что это то тело, с которым он жил в добродетели или грехе, в покаянии или эгоизме. Человек живет вместе с телом своим. В смерти страшно не то, что мы уйдем из этого мира. Ведь никто не считает чем-то страшным уехать с Кипра и переехать в Грецию или же переехать на Кипр, если жизнь, которую он проводит, хорошая. Страшно отделение души от тела и уничтожение гармонии между ними, ведь они выросли вместе. Тогда наступит то, что мы называем изменением всего мира.

Поэтому Евангелие говорит нам очень ясно, что мы ожидаем нового неба и новой земли, совершенно нового состояния вещей, преображенного в Божией благодати, где, к сожалению, эта благодать для некоторых будет означать муку. Евангелие говорит нам, каков критерий, и я снова возвращаюсь к тому, что сказал до этого, а именно, что возможно жить блудно в Церкви. Но, Господи, когда же мы сделали это? Поскольку вы сделали это братьям Моим меньшим, то сделали Мне. И поэтому мы лицемеры и фарисеи. Он был запятнанной иконой Бога, но через покаяние очистился и поэтому был хорошо принят Богом, тогда как фарисей говорил, что постится два раза в неделю, подает десятину, но чего у него не было?

У него не было любви в душе, и поэтому он был отринут: он не был сроден Богу. Заметьте: Бог есть любовь, Он не имеет любовь, а есть любовь. Разница между имеет и есть огромная. Мы, люди, сотворены по образу Божию, и даже само наше устройство таково. Скажу вам, что я имею в виду под этим «быть любовью». Когда вы слышите, что кто-нибудь говорит: «Я имею любовь! Когда я имею любовь, я завтра могу не иметь ее. Ты спрашиваешь, до каких пор тебе любить, когда сама жизнь твоя должна быть любовью?

Когда я имею любовь, я завтра могу не иметь ее, и обычно люди, говорящие, что имеют ее, не имеют ее. А когда ты сам есть любовь, ты не можешь поступать иначе и даже на зло ответишь любовью, потому что это твоя жизнь, потому что это твоя натура, и поэтому злоба другого не может изменить твою душу. Если мы здравы умом, что мы делаем с больным человеком? Что сказать человеку, который порой не знает, что творит? А вы придете к взаимному согласию? Да ладно, он сам не знает, что говорит! Другими словами, он заслуживает того, чтобы ты жалел его, оплакивал, а не ненавидел.

Церковь учит нас, что мы личности, а не индивиды. Я отделяю свою индивидуальность от вас и даже могу противопоставить ее вашей. Однако как личность я могу функционировать только в связи с другими. Вот что означает личность: я существую перед лицом другого. Потому что он может сам встать пред лицом Божиим и иметь связь с Богом. Именно поэтому мы личности, то есть личность характеризуется отношением. Мы сотворены по образу Божию, Бог един в Своей сущности и имеет Три Лица, и Он есть любовь. Лица любят друг друга, взаимно проникают друг в друга, и одно Лицо есть радость и слава другого.