Молитвы вечерние на русском

Матерь Божественнаго Его Сына Иисуса Христа! Когда Дух Святый отступил от царя Саула, тогда боязнь и уныние напали на него и тьма отчаяния и безрадостное состояние души мучили его. Теперь и мы за грехи наши все лишились благодати Духа Святаго. Пресвятая Богородице, ко спасению прибавившая нам ума. Тебе, Владычице, Ты нам помози, на Тебе надеемся и Тобою хвалимся, Твои бо есмы раби, да не постыдимся.

молитвы вечерние на русском

Подробней в видео:

Богородице Дево, молений наших не презри в скорбех, но от бед избави нас, Едина чистая и благословенная. Богородице Пречистая, Доме, егоже созда Себе Премудрость Божия, даров духовных Подательнице, от мира к премирным ум наш возводящая и всех к познанию разума приводящая! Приими молебное пение от нас, недостойных раб Твоих, с верою и умилением покланяющихся пред пречистым образом Твоим. Твоим заступлением и помощию славу, хвалу, благодарение и поклонение за вся в Троице славимому Богу и всех Создателю возсылаем, ныне и присно и во веки веков. О чудотворцы славнии, врачеве безмезднии, Космо и Дамиане! Христа Бога, не врачевания токмо искусство, но паче неоскудную благодать исцеления всяких неисцельных недугов от Бога прияли есте. Христовою души просвещаете, в терпении болезней укрепляете, в тяжких недузех о исправлении жития вразумляете и ко Христу покаянием привлекаете.

Темже ныне и нас, припадающих к вам пред честною иконою вашею, скоро услышите. Юныя дети, вашей помощи во учении книжнем просящия, вашими молитвами наставите, да вашему житию ревнующе, не земное точию научение приобрящут, но паче во благочестии и правой вере непрестанно да преспевают. На одре болезни лежащим, человеческия помощи отчаянным, к вам же тепле с верою и усердною молитвою прибегающим, исцеление болезней вашим милостивым, чудодейственным посещением даруйте.

Молитвы вечерние на русском

Божию святую и совершенную, и сами себе и живот свой воле Христа Бога предают. Отца и Сына и Святаго Духа во веки веков. Велие имея дерзновение ко Всемилостивому Владыце, моли спасти рабы Его, сущей в тебе благодати Его верующия и к тебе с любовию притекающия. Владыки Христа услышати: Приидите, благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам Царствие от сложения мира. Если Вы продолжите использовать сайт, мы будем считать, что Вас это устраивает. Есть ли связь между нашей молитвой и нашими поступками и какая?

Как отличить «мысленную руду» от «мысленной ерунды» и пробиться к Богу через себя и свое «я»? Что делать, когда «нет времени» молиться? И можно ли читать правило в трамвае? Когда мы встречаем близких или просто знакомых нам людей, с которыми какое-то время не виделись, то обычно спрашиваем, как у них дела и как они себя чувствуют. Наверное, было бы странно, если бы мы сейчас как-то нарочито решили обмениваться такой приветственной фразой. Но вместе с тем для верующих людей в ней заключается наиболее универсальная возможность в нескольких словах что-то узнать друг о друге, потому что состояние нашей молитвы и есть наиболее верный и емкий показатель состояния нашей жизни. Мы часто совершаем ошибку, думая, что наша молитва зависит в первую очередь от того, насколько мы прилежно исполняем утреннее и вечернее правило, насколько продолжительны наши молитвословия. И здесь речь идет опять-таки не о количестве прочитанных акафистов и даже не только о том, уделяем ли мы молитве время и достаточно ли внимательно вникаем в ее слова.

И это с каждым из нас в той или иной мере происходит, даже если молитвенники мы, скажем так, далекие от совершенства. В принципе, чтобы в этом убедиться, можно провести такой эксперимент: перестать на какое-то недолгое время молиться совсем и понаблюдать за теми изменениями, которые будут с нами происходить. Когда-то святитель Епифаний Кипрский, посещая монастыри, им учрежденные, и слушая отчеты наместников о том, как проходит жизнь братии, сказал примерно следующее: «Вы говорите, что молитесь, совершая все положенные богослужения. То есть вы молитесь только в то время, которое положено по уставу? Это огорчительно, потому что это означает, что вы вообще не молитесь». В этом утверждении кроется одна из важных причин того, почему нам так трудно бывает сосредоточиться на богослужении, почему нам с таким усилием приходится подвигать себя на молитвенное правило. Когда человек творит молитву только лишь в какое-то положенное время, а в «междумолитвенный» период о ней забывает, в это состояние обращенности к Богу бывает очень трудно возвращаться. Молитва «прорастает» в жизнь человека тогда, когда он сознательно ею свою жизнь наполняет.

Это наполнение начинается с того, что мы стараемся всё делаемое, помышляемое проверять словом Божиим и, исходя из этого, делать вывод о правильности или неправильности того, что происходит в этот момент в нашей жизни. Богу обращаемся, становятся для нас самой главной практической школой молитвы. Ведь тогда мы действительно молим Бога, а не просто читаем строки молитв, и порой наше слово, произнесенное в такой ситуации с болью, из тесноты сердца, приобретает совершенно особую силу и особую цену. В этой реальности своей жизни должно пребывать и во время ежедневной домашней молитвы, и на богослужении. Мы многократно повторяем просьбу о том, чтобы Господь нас спас и помиловал. Но чувствуем ли мы при этом, что действительно погибаем, что это не абстракция, не метафора? Очень важно бывает, начав день с молитвы, на протяжении всего этого дня не уходить далеко от самих себя. Поэтому прежде, чем обратиться к Богу, нужно обратиться к себе.

Это то, что по-настоящему знает только Господь и что только Он может нам самим открыть. Почему это осознание себя так важно? Потому что человек, у которого ощущение своего «я» утрачено, способен на безумие. Он как в запое каком-то находится, он что-то творит, и ему самому толком непонятно, где во всем этом он, а где не он. В тяжелых случаях это вопрос медицинский, но важно понимать, что это и духовный процесс, который может для внутренней жизни человека иметь разрушительные последствия. Есть и еще одна причина того, почему так важна постоянная молитвенная обращенность человека к Богу. Что происходит с нами, когда мы забываем себя к этому памятованию о Боге побуждать? То же, что и с окружающими нас людьми, которые даже не знают о том, что можно и нужно молиться в каждое мгновение своей жизни: наша голова оказывается занята беспрестанными, перетекающими друг в друга размышлениями.

И это упорядочивание, это привязывание своих мыслей, как к некоему колышку, к памятованию о Боге, к стихам из псалмов, к просьбе ко Господу спасти и помиловать нас, к молитве своими словами высвобождает в человеке огромную внутреннюю энергию. Безусловно, мы не можем выстроить ход своих мыслей совершенно, не можем сказать себе: «Сейчас я десять минут думаю об этом, потом пятнадцать минут об этом» и так далее. Кроме того, порой и из хаотического движения мыслей складывается что-то такое, что заслуживает внимания. Но всё же нужно различать мысленную «руду», из которой что-то может выплавиться, и мысленную «ерунду», из которой ничего хорошего извлечь решительно невозможно. Нужно тянуть ниточку молитвы, чтобы она по возможности обвивала, заключала в себе целиком наши сутки. Но нужно раз за разом находить, что нашей молитве мешает в нас продолжаться, и разбираться с этим. Здесь можно вспомнить, например, такое утверждение преподобного Исаака Сирина: молитва злопамятного подобна сеянию на камне. То есть если мы на кого-то обижаемся, сердимся, то уже не сможем помолиться как следует.

И хорошо, если человек отдает себе отчет в том, что именно мешает его молитве. К этому можно добавить, что, как говорил когда-то старец Иероним Эгинский, если ты встаешь на молитву и начинаешь в это время о чем-то, как тебе кажется, очень срочном и важном для себя думать, так что твой ум от молитвы удаляется, то знай: это появились твои враги. Запомни их в лицо, чтобы потом с ними разобраться, и продолжай во что бы то ни стало сосредотачиваться на молитве. Но здесь может быть другой момент, который в корне отличается от того, о чем я сказал только что. Бывает, что мы во время молитвы вспоминаем человека, который нам причинил какую-то боль, а возможно, что и мы ему причинили боль тоже. И мы с чем-то другим хотим к Богу обратиться, а у нас всё это стоит перед глазами. Если бы не вопросы, которые можно услышать порой от прихожан после бесед на эти темы. Батюшка, я со всем согласна, что вы говорите: как нужно сосредоточиться во время правила, как отгонять посторонние помышления.

И я не могу сказать прихожанам, которые и так спят по пять-шесть часов в сутки, чтобы они вставали еще на полчаса раньше и успевали помолиться дома. Кто-то молится утром в транспорте, кто-то по дороге вечернее правило читает, возвращаясь поздно с работы, потому что понимает: потом просто от усталости отключится. Нужно постараться, чтобы в любых обстоятельствах хотя бы какое-то время для молитвы в уединении, молитвы сосредоточенной в нашей жизни присутствовало. Если это не может быть полчаса, значит, это должно быть хотя бы пять-десять минут: можно начать таким образом свое утреннее правило, а продолжить его уже в пути. И если бы мы всё это время не пытались молиться, несмотря ни на что, то этого опять же не было бы. Наши предки строили жизнь вокруг молитвы. Совершению суточного круга богослужения следовали и миряне. И сегодня вполне возможно вписать ежедневную жизнь семьи в богослужебный круг. И ноги, и сердце пронзительно визжат: Правило!

Правило Серафима Саровского — и в постель! Полноценную духовную жизнь христианина невозможно представить без ежедневного молитвенного правила. Как сделать так, чтобы ежедневная молитва не стала формальной? На что обратить особое внимание, каких ошибок избегать? А ещё есть записи молитв в монашеском исполнении — все, и утренние, и вечерние, и все. Самое интересное, что вот это состояние «хоть убей, не могу» часто и уходит. Ещё: молитва часто нарушается из-за пустословия. Не знаю насколько корректен мой совет, но мне удобно молиться по времени, определяется время в течении которого стоит молиться, а заполняется это время любыми молитвами, хоть утренними, хоть вечерними, хоть Псалмами, хоть какими другими молитвами.