Перевод молитв с церковнославянского на русский

Каждая эпоха церковной истории знает свои, попущенные данному времени соблазны и искушения. Одно из основных искушений нашего времени — модернизм, выражающийся в неообновленчестве. Отец Георгий — это в каком-то смысле фигура знаковая. Ибо именно он наиболее контрастно, в четких и резких тонах воплотил в себе то, что другие обновленцы скрывают и вынашивают, ожидая для реализации своих планов более удобного времени. Переводы богослужений на русский язык и литургическое новаторство, догматическое свободомыслие и формирование «своей», особняком стоящей по отношению ко всей Церкви общины — всё совместилось в отце Георгии. Основой для модернизма является церковный либерализм — это благодатная, если конечно так можно выразиться, почва для тех, кто хочет перестроить Церковь по своим стандартам. Иногда считается, что либерализм — это любвеобильное согласие на любые взгляды и мнения, мол, думай, как хочешь, главное, хорошо относиться друг к другу. Нет, либерализм всегда внутренне крайне агрессивен, особенно к тем, кто не хочет сам быть либералом и разделять либеральные ценности. Действия кочетковцев вызвали тогда негодование многих православных людей, а Патриархия наложила на священника Георгия Кочеткова и на его помощников, участвовавших в инциденте, строгие прещения.

перевод молитв с церковнославянского на русский

Подробней в видео:

Фильм кочетковцев, при всей тщательности своей подготовки, при всех употребленных методах, располагающих зрителя на свою сторону, выдал одну показательную черту — жесткое и самоуверенное противопоставление себя священноначалию Церкви. Создатели фильма, не стесняясь, обвиняют в инциденте и последующих прещениях на отца Георгия епархиальное руководство города Москвы. В этом отношении хотелось бы напомнить, что ни один православный приход не может считаться в церковной жизни автономным и самодостаточным, обходящимся в своей жизни без правящего архиерея. Настоятель на приходе является священнослужителем и пастырем, уполномоченным на то своим епископом, и потому собственно епархиальный архиерей, а не настоятель поставляет клириков на приходе. Известно, что со стороны кочетковской общины предлагаемым священноначалию кандидатом в священство был ближайший «сподвижник» о. Копировский, который, будучи мирянином, самочинно потреблял Святые Дары, ссылаясь на благословение своего настоятеля. Между тем, это осуществлялось как обычная практика, при живом, канонически дееспособном отце Георгии, без осведомления об этом священноначалия, и при лживом утаивании от тех, кто болеет душой за литургическую жизнь Церкви. Обновленцы никогда не расскажут о всех своих планах и начинаниях. На Церковь они смотрят как на больной организм, а на себя, как на врачей, которые не должны говорить больным о всех методах своего лечения.

Перевод молитв с церковнославянского на русский

Обновленцам есть что скрывать, ибо церковный народ, веками воспитывавшийся на православных традициях, никогда не примет вынашиваемых ими идей. Вырвать часослов из рук священника во время службы — для них раз плюнуть, потому что им вообще плевать на традиции Церкви. Авторы упомянутого фильма упорно отстаивают свою правоту, обвиняя священноначалие в засылке лазутчика, как будто Патриархия — это вражеский стан, а самого отца Михаила, практически доведенного до нервного срыва, они обвиняют в сумасшествии. Самое же главное другое: кочетковцы объявляют епархиальное суждение об инциденте несправедливым. В кочетковском фильме как бы в подтверждение своей гордой невинности и понесенных страданий приводится распоряжение из Патриархии, а в кадре крупным планом показывается: «Патриарх Московский и всея Руси Алексий». Так вот кто, оказывается, во всем виноват! Несправедливое запрещение в служении» — так характеризуют в фильме действия Патриарха сторонники Кочеткова. Противопоставление кочетковцами себя Церкви выражается в крайне одиозных выражениях: «Прещения были сняты лишь через три года, но за эти годы тайна беззакония явила себя во многих епархиях Русской Православной Церкви».

Здесь несогласие с практикой отца Георгия Кочеткова названо тайной беззакония, а неприятие этой практики в епархиях Русской Церкви названо действием тайны беззакония. Обновленчество — это всегда бунт, ибо реализовать свои планы оно может только бунтуя против традиционной церковности. Страдать за Церковь — это еще пустяки, вот страдать от Церкви это что-то значит», — говорят они в фильме, не стыдясь своих слов. Покойного Патриарха Алексия они обвиняют в несправедливом к себе отношении, зато поддерживают отношения с С. Итак, обновленчество — бунт, и в этом смысле обновленчество никогда не может включиться в тот естественный для Церкви процесс, при котором на протяжении столетий совершается таинственная жизнь Церкви, вырабатываются каноны, регулирующие церковную жизнь, а люди молятся на церковнославянском богослужебном языке и бывают услышаны. В чем же причина такой самоуверенности обновленца? А причина коренится в вере в собственную харизматичность, так сказать, в личную Пятидесятницу, о которой не раз говорил отец Георгий Кочетков. Какие уж тут традиции Церкви, если отец Георгий сподобился личной Пятидесятницы, как и апостолы, и, стало быть, может не хуже их устанавливать в Церкви порядки и правила?

Чтобы не показаться одинокими в своих суждениях о священнике Георгии Кочеткове, приведем слова протоиерея Димитрия Смирнова на богословской конференции «Единство Церкви» в 1994 году, обращенные к отцу Георгию, как раз в связи с возникшими нестроениями от обновленческих инноваций. В нижеприведенных словах мы видим ясно изложенную позицию преобладающей части духовенства Русской Православной Церкви. Послушай и не обижайся, дорогой отец Георгий. Твои титанические по масштабу и затраченной энергии труды видятся всем, кого я об этом спрашивал, какзловредная деятельность, направленная на подрыв церковных устоев. Воспринимаются, как намеренное создание параллельной церковной структуры для дальнейшего революционного переворота с целью поменять полуторатысячелетнее приходское церковное устройство на какое-то таинственное «синагогально-синаксарное». Противление вероучению Церкви в общине священника Георгия Кочеткова основано на принципе: «Я лучше знаю», «Я умнее», «Я знаю истину, которой не знают церковные люди». Только этим можно объяснить весьма странные заявления священника Георгия Кочеткова по ряду догматических вопросов.