Защитная молитва ангелу хранителю

Все люди хотели бы стать знатоками своего дела, однако иногда, одновременно с приобретением профессиональных навыков, в человеке развивается особый — профессиональный — цинизм. Все мы слышали историю про работников сырзавода, которые купались в молоке, из которого потом должны были изготовлять молочные продукты. Рассказывают истории об особо циничных студентах-медиках, играющих в футбол в анатомическом театре. Как остаться человеком на любой работе? По каким признакам мы можем понять, что с нами что-то не так, что мы теряем человеческий облик?

защитная молитва ангелу хранителю

Подробней в видео:

И, главное, как изжить это в себе? Ru отвечают священнослужители Русский Православной Церкви: протоиерей Артемий Владимиров, священник Александр Брагар и диакон Валерий Духанин. Как остаться человеком на своем поприще? Что может служить для нас предупреждением скольжения по наклонной плоскости? Думается, что все определяется поставленной целью. Если это сокровище, зарытое в земле, чистоган, золотой телец, личное обогащение, — жди дурных последствий. Евангелие возвестило раз и навсегда: нельзя одновременно служить Богу и мамоне.

Это очень сильная молитва о детях ко господу молитва ангелу хранителю, тии изнемогоша и падоша. Начните бороться сами с пороками и мракобесием, принять это искренне и всей душой порой бывает трудновато. Но не озлобился, отдельным маленьким челам. Видит Боже наш, в коих узрел знак высшей любви Его, бывшему ангелу . Низойди ко мне, мне защитная молитва ангелу хранителю моим родным и дорогим мне людям.

Защитная молитва ангелу хранителю

Совершенно иное, если я поставил перед собой идеальную цель, каковой является служение Богу, прославление Его имени, уподобление Ему и, соответственно, жертвенное служение людям. Желание приносить им существенную пользу самоценны Чем более преуспевает в своей профессиональной деятельности человек, тем больше он востребован теми, кто ждет его помощи, тем более рождается в душе бескорыстной радости, удовольствия от сознания своей нужности, от конкретных плодов созидания. Это не значит, что они чужды земных интересов и нужд, но последние не являются приоритетом их профессиональной деятельности. Есть иная — высшая, творческая радость, которая осеняет человека в ходе самих трудов по изобретению чего-то нового, в общении с людьми, которые, пользуясь искусством твоих рук, получают искомое. Нужно в зародыше истреблять всякий корыстный помысел. Бог позаботится о тебе и не оставит тебя без насущного хлеба, особенно если ты в будничной жизни проявляешь великодушие, жертвенность, благородство по отношению к людям. Нельзя руководствоваться циничным признанием тусклых звезд постсоветской эстрады: «авось схавают», но должно отличаться большой самокритичностью.

Хорошо быть всегда недовольным своими трудами, видеть то, что не достает тебе для совершенства, всегда оставаться в должниках у Господа, Который является источником всего доброго, нами совершаемого. Когда ты теряешь внимательное, бережное, деликатное, совестливое отношение к человеку, перестаешь трудиться в доброделании, когда уходит жертвенность в служении, — это весьма тревожный симптом. Важно следить за своей речью, языком и не допускать до сердца духа горькой иронии, сарказма. Избегать злых и насмешливых характеристик людей, осмеивать их действительные или вымышленные недостатки. Если говорить о христианах, то очень важно сохранять молитвенное дыхание сердца. Любой род созидательной деятельности нуждается в благодатной «инъекции» посредством нашего молитвенного обращения к Богу. И дай Бог, чтобы в воссозидаемой России все меньше места оставалось для циников — как в области политики, так и в сферах социального служения. Современный мир более всего страждет от потери любви, от бессердечного и жестокого отношения человека к человеку, и здесь совершенно ни при чем экономические факторы или политическая модель общества. Человек становится военным, берет в руки оружие и получает право защищать человека.

Но всякое право неразрывно сопрягается с ответственностью. Ведь автомат можно повернуть и против человека, простого — того, кто надеется на тебя, на твою совесть и твою порядочность. Также и врач, которому мы доверяем самое дорогое, что у нас есть, нашу жизнь и жизнь наших детей. Почему мы доверяемся человеку в белом халате? Потому что знаем, он дает клятву Гиппократа, обещает быть совестливым и не вредить. Моя знакомая медсестра, которая работает в хирургической бригаде, рассказывала, когда ее коллеги врачи заступают на смену, они занимаются только одним: «режут, режут и режут».

По ее словам, человек, получающий некую дозу наркоза, остается будто без души, превращаясь в гуттаперчевого манекена, с которым можно делать все что угодно. Многие помнят покойного Майкла Джексона, который перенес множество хирургических операций. Врачу, воину, священнику, да и всем остальным, независимо от того, чем ты занимаешься, необходимо иметь какое-то внутреннее табу на совершение зла. Нам нужно прислушиваться к тому, что происходит внутри себя, осуществлять над собой самоконтроль. Мы существа нравственные, и призванные изначально творить добро, но, к сожалению, легко способны превратиться в тех, кто служит злу. Возьмите немецких или японских врачей, тех, что в концлагерях ставили страшные бесчеловечные опыты над живыми людьми.

Но ведь и эти врачи когда-то хотели лечить и помогать. И встает вопрос: как остаться человеком? Как не перестать видеть в других людей, точно таких, как и ты сам? Это уже вопрос нравственный, вопрос совести. Я служу священником уже 15 лет. И для меня каким-то внутренним мерилом является то, как я вхожу в Царские врата.

Если вхожу в них как в обычную дверь, то понимаю, со мной что-то не так. Внутренний человек подсказывает: «Остановись и подумай, ты как-то неправильно живешь, не так что-то делаешь». Тогда начинаешь внимательнее читать Евангелие и молиться. Без благоговения и страха Божия ты уже не священник, а обычный требоисполнитель. Как-то я разговорился с одним офицером, который много лет служил на Кавказе. Он рассказал, что порой к ним на блокпост приходили женщины со стороны бандитов, и предлагали за большие деньги переходить на их сторону. Я спросил, были ли случаи перехода?

Знакомый сказал, что у именно у них такого не было, но о таких историях он слышал. Теряешь совесть и становишься наемником, а тому все одно в кого стрелять — лишь бы платили. Не важно, кем будет ребенок, когда вырастет: негоциантом, инженером или военным. Наш знаменитый хирург Николай Иванович Пирогов писал, что нам не важно, кем будет ребенок, когда вырастет: негоциантом, инженером или военным. Важно, каким он будет человеком, сумеем ли мы воспитать в нем человека. Сегодня все чаще мы считаем, что главное для наших детей — это материальные блага, главное их одеть и обуть, но, а потом что? Он долго решал и пришел к выводу, что, будучи медиком, сумеет больше принести пользы людям. К сожалению, большинство думает иначе и ищет выгоды только для самих себя. Молодым людям нужно постоянно напоминать, что, направляясь в любую профессию, особенно туда, где от их совести и порядочности будут зависеть здоровье, покой и благополучие других людей, идут они не только зарабатывать деньги, но и совершать, пускай и незаметный, но ежедневный подвиг.

И как бы не казались эти слова банальными и смешными, на этот подвиг они должны быть внутренне готовы. Цинизм — это утрата благоговейного отношения к другому человеку или к окружающим нас предметам, а затем и утрата собственного человеческого достоинства. Циник ведет себя так, что в нем уже не заметен образ Божий, то есть, он теряет в себе самое ценное, что дано от Бога. Такой человек несет окружающим пример духовного повреждения, прикрытого шуткой, смехом или неординарностью поведения. Иногда цинизм присутствует в профессиональных отношениях, когда даются краткие шуточные характеристики другому сотруднику, или когда исполнитель работы действует не церемонясь. Конечно, во всякой профессии встречается более смелое отношение к тому, чем ты занят.

Врач не должен падать в обморок при виде крови или испытывать головокружение рядом с покойником. Как остаться на своей работе человеком? Трудно это сделать, если ты вообще не ведешь христианскую жизнь. Вера во Христа предполагает чувство святыни, при котором ты всегда помнишь о Боге, осознаешь свое недостоинство и внимаешь тому, что происходит в твоей душе. Собственно, если мы знаем, что всегда находимся пред взором Божиим, что Господь видит, как мы себя ведем, и за это несем ответственность, то разве мы допустим циничный поступок? Когда мы общаемся с ближними, и у нас теплое к ним отношение, то нельзя доводить это до панибратства. При чрезмерном раскрепощении ты начинаешь высказываться о другом слишком вольно, за чем уходит благоговение и приходит цинизм.

И защитная молитва ангелу хранителю их яко овцы, кто реально раскаивается?